Дальний бой с «Платоном»

Автопробег Объединения перевозчиков России (ОПР) 6 сентября докатился до Читы. Председатель объединения Андрей Бажутин – возможно, будущий кандидат в президенты России. Стать «народным кандидатом» ему предложили участники ОПР. «Я, как кандидат, не могу не пройти», — отмечает Бажутин. – Если мы пройдём, то дальше – дебаты на ТВ, информационные площадки, на которых мы хотим осветить проблемы не только в транспорте, но и во всём остальном». В Читу же автопробег прибыл для организации борьбы с «Платоном».
19/09/2017
Дальний бой с «Платоном»

«Платон» – не друг, и истина дороже

Встречу в Чите провели 6 сентября на окраине города в районе ГРЭС. Поддержать гостей из Санкт-Петербурга (именно там находится штаб ОПР) приехали более 20 забайкальских дальнобойщиков. Автопробег «Дорогами правды в поисках истины» едет по России с требованием провести гласную проверку сборов по системе «Платон» и в каждом городе находит солидарных. Читинский перевозчик Алексей Пляскин, занимающийся дальнобоем уже 15 лет, говорит, что «Платон» России не нужен: «Это просто частный рэкет, который прикрывает государство».

– Система «Платон» очень мешает. Нам говорят, что деньги, которые собирают в рамках «Платона», идут на дороги. Хотя это не так. Дороги так «лепят», что они через месяц уже разваливаются. Говорят, мосты построены с собранных «Платоном» денег. Но это всё не так, конечно, это всё обман, – рассказывает «Экстре» Алексей Пляскин. – Солярка поднимается в цене. Буквально за две недели подорожала. О чём мы говорим? О каком «Платоне»? У нас цены на запчасти растут на глазах, а объёмы грузоперевозок падают. Сейчас в Китай съездить – это просто скататься, ещё и в долгу останешься. Нас зажимают, на колени ставят, дышать нечем.

Он говорит, что

в Забайкалье дальнобойщики живут «за счёт Китая». Сегодня за рейс до Иркутска платят около 75 тысяч рублей. Часть денег уходит на солярку, часть – на «Платон», а в сухом остатке – ничего.

Это при том, что в нашем регионе система «Платон» ещё до конца не отлажена. На это обратил внимание и председатель ОПР Андрей Бажутин: «Здесь, проехав у вас, мы увидели, что абсолютно отсутствует инфраструктура, просто напрочь её нет. У вас даже отсутствует дорожное покрытие в некоторых местах. Но деньги пытаются собрать».

Он уверяет, что «Платон» – система непрозрачная. «Это частная компания. Никогда в жизни мы не отследим, какие средства собраны, какие попали в бюджет, и тем более в федеральные дорожные фонды. Нам в Минтрансе русским языком объяснили, что деньги «не окрашены», – поясняет Бажутин. – Все таблички, которые стоят вдоль дороги, говорящие о том, что эти дороги построены на средства «Платона», это враньё откровенное. Мы делали запросы, мы видели, сколько денег выделяли и куда. Собираемости нет, система почти за два года собрала 30 миллиардов рублей. В масштабах России это копейки. Из этих 30 миллиардов 20 надо отдать концессионеру. А что можно построить на оставшиеся 10 миллиардов? Зачем было это создано?». Собеседник «Экстры» считает:

то, что система собирает так мало средств, говорит о том, что перевозчики не согласны:

«Надо разговаривать с людьми и решать проблемы, а не навязывать нам дополнительные расходы, которые ложатся на перевозимый нами товар и отражаются на конечном продукте, который все мы покупаем в магазине. То есть наш доход не растёт, а расходная часть растёт. Я не открою вам, наверное, тайну, что эта система в дальнейшем перейдёт и на легкотоннажные грузовики».

Альтернатива «Платону» есть!

«Плохого В «Платоне» масса», — повторяет Андрей Бажутин. Система стала неудачным копированием тенденций с Запада. «В Европе, например, в Германии (мы туда съездили, изучили), есть подобная система Toll Collect. Она была введена в 2003 году, два года работала в тестовом режиме. Но при всём при этом там уже были построены все придорожные структуры, было приведено в порядок дорожное покрытие, и только после этого стала взиматься плата», – рассказывает будущий кандидат в президенты. – Но Европа – это не Россия: совершенно другая география, масштабы. Там много транзитных стран, и у них это было направлено именно на транзитных перевозчиков, чтобы с них собирать средства. А в нашей стране совершенно по-другому складывается рынок, совершенно другие перевозки».

По его мнению, в России можно было ограничиться совершенно другими мерами и достичь такого же результата. «Мы неоднократно говорили: чтобы не давить на рынок, тем более в нынешней тяжёлой экономической обстановке, можно было просто добавить немного сумму в акциз. Это было просчитано: достаточно было 50 копеек для того, чтобы получить те же самые средства», – поясняет Бажутин. – «Однако всё пошло по иному сценарию.

Акциз поднялся уже в пять раз за то время, как была система «Платон».

При этом транспортный налог, который нам обещали отменить ещё до введения акциза, не был отменён. И дополнительно добавилась система «Платон».

Забайкалье вступит в ОПP

В автопробег инициативные перевозчики отправились, чтобы донести всю эту информацию до своих коллег в регионах. Страна большая, коммуникация между людьми слабая. Объединять усилия с расстояния в тысячи километров бесполезно.

– Федеральные каналы ещё с 2015 года про нашу транспортную ситуацию замалчивают, о том, что произошло и с системой «Платон», и с весогабаритными параметрами, и с режимом труда и отдыха. Поэтому наша основная задача – проехать по регионам, собрать максимум перевозчиков, рассказать им, что мы делаем, как и зачем. Попытаться присоединить к нашей организации, – продолжает Андрей Бажутин.

Справка:

Система взимания платы с грузовиков «Платон» была запущена в России в ноябре 2015 года. «Платон» является сокращением от словосочетания «плата за тонны». Деньги обязаны платить перевозчики, имеющие машины с разрешённой максимальной массой свыше 12 тонн. Оплата происходит в счёт возмещения вреда, причиняемого дорогам федерального значения. Дальнобойщики встретили «Платон» акциями протеста. Стачки с несколькими сотнями участников проходили весной этого года и в Забайкалье.

В разных концах страны уже учреждено более 40 региональных отделений ОПР. Ближайшие от Читы – в Улан-Удэ и в Иркутске. Дальнобойщики Забайкалья скоро также войдут в ряды объединения.

– В Забайкалье пока нет регионального отделения. Сегодня мы как раз этот вопрос обсуждаем. Я думаю, что мы его решим. Есть наши представители. Ребята, которые нас поддерживают, но нам надо понимать, что это должен быть не один человек. Создать юридически мы можем, но мы не хотим создавать что-то для профанации, мы хотим реальных действий, – отмечает председатель ОПР.

Бажутин увидел, что в Забайкалье перевозчики с активной гражданской позицией. В марте, когда ОПР объявило о стачке из-за повышения тарифов «Платона», в Чите всё произошло спонтанно: «У нас не было с людьми коммуникации, но они проблему видят, они встали и поддержали. А сейчас мы приехали уже конкретно разговаривать, уже обсуждать более серьёзно, более глубоко проблемы, чтобы вырабатывать их решения, вырабатывать какие-то законодательные инициативы. И дальше мы будем их продвигать, потому что видим, что во всех, не только в нашей отрасли, во всех отраслях происходят укрупнения, олигархи скупают всё, что можно, многие предприятия закрываются. Нас это беспокоит, поэтому мы решили как-то немножко вмешаться».

Алексей Кузичев

АвтоТрансИнфо