Дальнобойщики ждут, когда в диалог вступит руководство страны

Дальнобойщики будут продолжать акцию протеста до тех пор, пока руководство страны не вступит с ними в диалог. Об этом они заявили 5 апреля на пресс-конференции, прошедшей в «Новой газете». Сразу же по её окончании один из участников, Рустам Маллагомедов, был задержан и отправлен на допрос. В тот же день активисты ОПР отправились в Дагестан на «большую» встречу.
10/04/2017
Дальнобойщики ждут, когда в диалог вступит руководство страны

Грузоперевозчики заявили, что у них нет желания затягивать акцию на долгий срок, но и не её прекратят до тех пор, пока на их требования не отреагируют власти. Требования носят экономический характер — протестующие настаивают на том, что никакой политической подоплёки в них нет. Главное — отмена «Платона».

«Сейчас в СМИ пошла разъяснительная работа о его пользе — количестве отремонтированных дорог, мостовых переходов на эти деньги — мы это расцениваем как профанацию. Вот цифры из открытых источников: с ноября 2015 по январь 2017 года собрано 19,8 млрд руб, 12 млрд из них причитается конфессионеру, остаётся 7,8 млрд руб. А только в мае на ремонт дорог распределено 8 млрд. Если посчитать все месяцы, то система собрала 19,8 млрд рублей, а распределили 43 млрд рублей — объясните, это как?» — удивляется член правления ассоциации дальнобойщиков Сергей Семеньков.

Помимо этого дальнобойщики называют проблему с отдыхом, которая, по их словам, скопирована с Европы и не применима к российской действительности из-за больших расстояний. Говорят они и об автоматических постах весового контроля, которые превратились в карающую меру.

«К тому же ряд нормативных актов по перевозке грузов, принятых ещё в 2011 году, до сих пор не нашёл своего применения из-за отсутствия ведомственных распоряжений, поэтому законодательство не работает в полном объёме», — заявил Сергей Семеньков.

Ситуация в Дагестане

В этом регионе ситуация наиболее тяжёлая. Как рассказал представитель Дагестанской региональной общественной организации автоперевозчиков Тимур Исаев, в 90-е годы у них развалились все автокомбинаты. Водители на своих машинах возили, что могли, в Россию, оттуда покупали и везли лес, стройматериалы, заставляли таким образом работать экономику республики. И сейчас это самая развитая отрасль, там официально зарегистрировано 30 тысяч единиц грузового транспорта. Сейчас он весь стоит, к нему присоединяются водители «Газелей», автомобили грузоподъёмностью 5 тонн.

«Эту забастовку поддерживают на 100% все дальнобойщики республики. Ребята не хотят долго стоять в стачке, а хотят спокойно работать и кормить свои семьи, но, если придётся, они готовы бастовать до конца. К нам приезжает министр транспорта Дагестана, замминистра МВД практически каждый день, но пока от них только обещания. Нас приглашали к президенту республики, министру, но мы считаем — они избирались народом, поэтому должны прийти к народу сами», — считает активист Рустам Маллагомедов.

Фейковые дальнобойщики и реальная картина

Организаторы стачки попросили не путать их с так называемыми фейковыми дальнобойщиками, выступающими от их имени. Владимир Матягин, Сергей Сапронов — люди, о которых мало что известно. По словам лидера ОПР Андрея Бажутина, в 2015 году Матягин участвовал в протестах против «Платона» и единственный попал на встречу с министром Максимом Соколовым. С тех пор он отстаивает чьи угодно интересы, только не перевозчиков. Сапронов пытался прикинуться водителем, но его быстро разоблачили, и теперь он блогер.

«Они не представляют ни одну крупную организацию. Они просто присосались к трём сиськам: одна торчит из Белого дома и вскармливает этих телят, вторая Ротенберга, третья — из организации СРО», — говорит лидер московской ассоциации дальнобойщиков Сергей Рудаметкин.

Активисты утверждают, что фейковые дальнобойщики искажают перед властями реальную картину протестного движения и их требования. На самом же деле во всей России сейчас стоит около 60% грузового транспорта. Как сообщил Андрей Бажутин, под Санкт-Петербургом на трассе стоят 42 машины, больше места просто не хватает. На стоянках ещё не менее 800 машин, а по России трудно назвать точных данные, потому что как только люди встают в пикеты, их разгоняют.

«Под Ростовом, например, сначала в хуторе Ленин, потом на Семикаракорском кольце стояло много фур из Ростовской области, Краснодара, Ставрополя. Потом их вытеснили. Приезжает большая техника и принимается окапывать площадку, якобы начинаются дорожные работы», — пояснила координатор независимых перевозчиков ЮФО Наталья Оськина.

Затягивание ни к чему хорошему не приведёт

По словам грузоперевозчиков,

лучшим выходом из ситуации может стать начало диалога с властью. Но она всячески замалчивает ход стачки: не обращает внимания либо пытается подкупить своими обещаниями, либо запугать участников.

Так, после встречи с журналистами в «Новой газете» на выходе из здания был арестован Рустам Маллагомедов. Посадили в машину без номеров, после стало известно, что его увезли в СК и прокуратуру Москвы.

Дальнобойщики говорят, что бездействие или такие действия власти могут привести к проявлениям крайних, экстремальных мер. Так, Тимур Исаев утверждает, что они с трудом сдерживают темпераментных соотечественников, есть случаи поджога машин в разных регионах.

«Люди, которых мы не знаем, идут радикальным путем — поджигают машины, — говорит Андрей Бажутин. — Поэтому чем быстрее произойдет встреча с представителями федеральной власти, чем быстрее мы начнем искать точки соприкосновения, тем быстрее сможем повлиять на этих людей. Но мы на себя ответственность за это брать не будем — это не мы жжём машины».

Наталья Оськина также уверена, что скорый диалог с властью поможет предотвратить радикализацию этого процесса. «Это финал всех стачек, на которые не идёт никакой реакции власти. У русского народа «терпелка» очень гибкая, но любая пружина когда-нибудь разжимается», — уверена она.

В надежде всё же увидеться с руководством страны в Дагестан выехали лидеры ОПР и представители СМИ. Там должна была пройти «большая встреча». Но состоялась ли, неизвестно, так как связи с местными дальнобойщиками нет. А сама республика закрыта — в неё и из неё машины не пускают.

Элла Василенко

АвтоТрансИнфо